Новости
2 марта

Суд вынес приговор по делу Катерины Борисевич и Артема Сорокина – журналистки и врача, которые оказались за решеткой, потому что решили показать правду. Катерине дали шесть месяцев лишения свободы и штраф в 100 базовых, Артему – два года лишения свободы с отсрочкой на год. Рассказываем, как на приговор отреагировали беларусы. 

Что нужно знать о деле «0 промилле»

Катерину Борисевич и Артема Сорокина задержали 19 ноября. Тем же днем обоих обвинили в разглашении врачебной тайны, что, по мнению Генпрокуратуры, повлекло тяжкие последствия (часть третья статьи 178 УК). Поводом для обвинения послужила статья Катерины, в которой, со ссылкой на Сорокина и медицинские документы, говорилось, что в крови убитого Романа Бондаренко не было алкоголя – эта версия расходится с версией СК и Лукашенко. При этом родные Романа к журналисту и доктору претензий не имеют.

С тех пор, уже 102 дня, врач и журналист находятся в СИЗО на Володарского. Международная правозащитная организация Amnesty International признала Катерину Борисевич и Артема Сорокина узниками совести.

Суд по делу Борисевич и Сорокина начался 19 февраля: прокурор – Людмила Иваненко, судья – Светлана Бондаренко. Чтобы поддержать врача и журналистку, в здание суда пришло около сотни человек. В том числе, посол Франции, дипломаты посольств Литвы, США, Германии, а также Представительства ЕС в Минске.

Так как к тому моменту все же завели уголовное дело по факту смерти Романа Бондаренко, по просьбе прокурора суд над Борисевич и Сорокиным сделали закрытым. Свидетелями по делу в тот день была мама Романа Бондаренко и два врача БСМП. О чем они говорили – неизвестно. 

Фото: TUT.by

Во второй день заседания, 22 февраля, в качестве свидетелей также выступили врачи БСМП, чьи имена были указаны в истории болезни Романа Бондаренко. 

23 февраля – на третий день процесса – на суд была вызвана Ольга Кучеренко, двоюродная сестра Романа. Перед тем как дать подписку о неразглашении, она рассказала, что все время, пока Роман находился в больнице, семья публично рассказывала о его состоянии. Елена Бондаренко дала разрешение распространять эти сведения. По словам Ольги, перед тем как опубликовать статью о «0 промилле», Катерина Борисевич связывалась с ней: «Она получила от меня официальное разрешение публиковать эту информацию. Тетя неоднократно повторяла, что не собирается держать это в тайне».

24 февраля в зале заседания не было свидетелей. 25 февраля, на пятый день процесса, тоже свидетелей не допрашивали. 

Суд над Катериной Борисевич и Артемом Сорокиным продолжился 2 марта. Заседание продлилось примерно десять минут, после сказали, что скоро будет объявлен приговор. Какой срок для журналиста и врача запрашивал прокурор, неизвестно. Минимальное наказание, которое грозило по вменяемой им статье, – шесть месяцев лишения свободы, максимальное – три года колонии. 

Судья решила так: журналисту Катерине Борисевич дали шесть месяцев лишения свободы и штраф 100 базовых. Врачу БСМП Артёму Сорокину – два года лишения свободы с отсрочкой на год и штраф 50 базовых.

Артема выпустили на свободу из-за зала суда под подписку о невыезде.

По словам адвокатов Катерины, с учетом того времени, которое их подзащитная уже провела в изоляторе, на свободу она выйдет чуть больше чем через два месяца.

Как реагируют соцсети 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Представители инициативы BYPOL Игорь Лобан (бывший следователь по особо важным делам Управления СК по Гродненской области) и Олег Талерчик (бывший старший прокурор Генеральной прокуратуры) пришли на стрим к Николаю Масловскому. Где, в том числе, рассказали, чего можно ждать от силового блока этой весной. Мы собрали главные цитаты по этой теме. 

Олег Талерчик: «События 9-12 августа были шоком – как для гражданских, так и для силовиков. Давайте вспомним, как нагнеталась обстановка перед выборами: дело «вагнеровцев», темные силы бродят по границам нашей страны и хотят захватить независимость. 9-11 августа и спецназ, и ОМОН действовали на фоне идеологической накачки. У нас есть сведения, что они были стимулированы, по меньшей мере, алкоголем. <...>

Когда весь мир и они сами увидели, что они сделали… Думаю, повторить такое же зверство не каждый из них способен.

Кроме того, после этих событий впервые в истории Беларуси произошел массовый отток силовиков из ведомств. Такого не было еще никогда. Мы проценты не считали, но я могу сказать, что публичные заявления о переходе на сторону народа – это далеко не все люди, которые покинули службу. Их гораздо больше. И сегодня эти люди в наших рядах. Так что сейчас ситуация кардинально другая». 

Игорь Лобан: «Я бы силовой блок разделил на две части: сотрудники, которые занимаются интеллектуальным трудом, и строевые – это внутренние войска, ОМОН.

Если кто-то до сих пор питает иллюзии, что они сложат щиты и перейдут на сторону народа, – такого не будет.

Это люди идеологически обработанные, люди – если мы говорим не об офицерском составе, – у которых чаще всего среднеспециальное образование, люди с нешироким кругозором. То, что происходит, они считают нормальным. Им же дали карт-бланш на применение насилия, они понимают, что их никто не накажет, и переубедить низовое звено не получится. Но! Если говорить об офицерском блоке, как правило, это люди думающие. Люди, которые способны критически мыслить. И именно с этими людьми нам надо сейчас работать. 

Нелегитимная власть держится уже 26 лет. Подготовку к избирательной кампании начали задолго до августа, о чем свидетельствует даже тот простой факт, что весной 2020-го было запущено комплексное мероприятие «Арсенал» (по изъятию оружия у людей). Это звоночек, который уже тогда говорил, что власть готовится к протестам. И что просто так никто уходить не собирается. Нам надо быть реалистами. Не стоит питать иллюзий, что ситуация пойдет по другому сценарию, если снова начнется то, что началось в конце лета». 

Олег Талерчик: «Сегодня всех тех, кто решил отсидеться и спрятаться, но подал свой голос несогласия: поставил не там подпись, пустил слух на курилке, сказал своему начальнику слово в защиту законности в стране – они директивно увольняются. По всем органам пустили предписание в течение недели уволить таких-то, как неблагонадежных. Власть их бросает, они уходят в никуда. И этот процесс будет усугубляться». 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
1 марта

22 февраля 24-летняя Анисия Козлюк опубликовала в своем фейсбук пост: «Сувенирчики из Жодино: минус 7 килограммов, минус цикл, минус иммунитет. Потому что твоя возможность стелить что-то на холодную металлическую скамейку зависит от того, как ты хихикаешь с тупых шуток товарища майора». По информации TUT.by рассказываем подробности истории Анисии. 

Три года назад эта беларуска вошла в рейтинг самых перспективных людей Европы младше 30 лет по версии журнала Forbes. А этой зимой Анисию осудили по статьям 23.34 и 23.4 КоАП и отправили на 20 суток за решетку. 

Анисия Козлюк. Фото: ПЦ «Весна»

Анисию задержали днем 31 декабря. Когда она с мужем и подругой (швейцарской журналисткой) вышла из бара Karma, подъехал бусик: «Я пошутила: «Смотри, беларуский инстинкт – это когда бусик подъезжает, а у тебя всё внутри сжимается». В этот момент из машины вылезают ребята и нас пакуют». 

Всех отвезли в РУВД. Журналистку отпустили через три часа после задержания. На Анисию и ее мужа составили по два протокола, после чего отвезли в ИВС на Окрестина: «Минут 30−40 мы простояли на улице с руками за спиной. На входе лежали три больших бело-красно-белых флага. Если ты пытаешься их переступать, на тебя начинают орать. А дальше – радушный прием. Знаю, потому что все, с кем мы приехали из РУВД, флаг перепрыгнули», – вспоминает Анисия. 

Вот что она говорит об условиях содержания на Окрестина: «Утром нам принесли только чай. Матрасы, постельные принадлежности нам тоже не выдали. Первое время туалетную бумагу для нас просто отматывали и давали кусочек. Передачи разрешили только с 17 февраля – то есть за три дня до конца моего срока».

Анисия была волонтером правозащитного центра «Весна» с 2012 по 2018 год, после волонтерила в других организациях. «Из-за своей деятельности я понимала: если попаду в ситуацию, когда меня задерживают, отделаюсь не просто так. Поэтому суткам не удивилась», – говорит беларуска. 

Ее судили через 74,5 часа после задержания, хотя по закону должны были это сделать в течение 72 часов (либо отпустить). Это не смутило судью, которая назначила для Анисии 20 суток ареста. 

Первые пять суток беларуска пробыла на Окрестина. После ее этапировали в Жодино: «Это была моя первая встреча с настолько консервативным патриархатом. Для начальника смены было в порядке вещей подойти к камере и сказать: «Вы митингуете, потому что мужика нормального не было». И вообще, мол, сидите дома, рожайте детей. Девочки в камере так и отвечали: «Так я уже рожала, дочка сидела со мной в прошлый раз». Тогда он злился и уходил.

Если ты хихикаешь и улыбаешься ему в ответ на эти «шутки», то в течение дня тебя не будут трогать. Ну, не так сильно будут трогать. Но был один особо рьяный сотрудник: каждые 20 минут он подходил и проверял, чтобы мы не сидели, не стелили себе на скамейки одеяла и даже куртки. Если вести себя «хорошо» по их меркам, то могли не заметить, что ты себе что-то постелила. Хотя это редко», – вспоминает Анисия. 

Анисия не намерена «переворачивать эту страницу». В ее планах – писать жалобы обо всем: об условиях задержания, о постановлении суда, о нашем задержании. 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

В Лос-Анджелесе в 78-й раз раздали «Золотые глобусы» – кинопремии, которые ежегодно, начиная с 1944-го, присуждаются по результатам голосования международных журналистов, живущих в Голливуде. Пандемия, конечно, внесла свои коррективы: мероприятие прошло в диджитал-формате – на красную дорожку вышли те, кто вручал статуэтки, а сами номинанты остались дома. Ведущими уже в третий раз выступили актрисы Тина Фей и Эми Полер.

Список победителей 

Лучший фильм (драма): «Земля кочевников». 

Лучшим драматическим актером посмертно признали Чедвика Боузмана за работу в фильме «Ма Рейни: Мать блюза». А лучшей драматической актрисой стала Андра Дэй за роль в фильме «Соединенные Штаты против Билли Холидей». 

Лучший фильм (комедия/мюзикл): «Борат 2» (Borat 2).

Актер Саша Барон Коэн, сыгравший в нем главную роль, получил статуэтку как лучший актер в комедийном жанре. Лучшей комедийной актрисой признали Розамунд Пайк за роль в «Аферистке». 

Лучший фильм на иностранном языке: «Минари». 

Лучший анимационный фильм: «Душа». 

Сценарист года: Аарон Соркин за «Суд над чикагской семеркой». 

Лучший мини-сериал: «Ход королевы». 

Лучший сериал (драма): «Корона». 

Лучший сериал (комедия или мюзикл): «Шиттс-Крик». 


На красную дорожку в этом году вышли Марго Робби, Сальма Хайек, Кэтрин Зета-Джонс и Майкл Дуглас, Лора Дерн, Джейми Ли Кертис, Синтия Эриво, Майя Рудольф, Анджела Бассетт и другие.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
28 февраля

Светлана Тихановская ответила на главный вопрос, который сейчас волнует большинство беларусов, – когда уйдет Лукашенко? Светлана считает, что покинуть пост так называемого президента заставит усиливающееся давление санкций ЕС и США. Тихановская рассчитывает, что это случится уже этой весной. 

«Давление будет расти день ото дня, и однажды станет для Лукашенко чрезмерным, так что он уйдет. <...> Режим Лукашенко падет еще в этом году. Думаю, весной он уйдет», – заявила Тихановская в интервью немецкому еженедельнику Bild am Sonntag, пишет DW. 

По мнению Павла Латушко, «решающая битва» с режимом в Беларуси также случится весной. Сейчас Латушко призывает Запад добиваться полной экономической изоляции Беларуси. «Мы готовы выносить санкции шесть или двенадцать месяцев, если после этого ситуация улучшится», – заявил политик в беседе с журналистами немецкой газеты Welt am Sonntag.

Идея Латушко в том, чтобы Евросоюз приостановил все экономические взаимоотношения с Беларусью, из-за чего беларуская «власть» не сможет «выручать средства на международных финансовых рынках». 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter